Fun-Moscow

Риго Янчи

Вид на Пешт

Роскошная карета, запряженная четверкой вороных коней, неспешно ехала по Обуде — древнейшему из районов Будапешта. На ее дверцах красовался герб герцогской фамилии Шимэ. Молоденькая милая дама с детскими восторженными глазами громко реагировала на все, что представало ее взору:

— Николя, посмотри, что это за театр? Какие-то древние полуразрушенные колоннады. Я видела подобное только в Риме или в Афинах.

— Ты, считай, угадала, Марица, — хмуро ответил герцог. — Это — Аквинкум, или, вернее, то, что от него осталось. Он действительно был построен во времена Македонского. А театр, который ты увидела, — Витсинхаз.

— Надо же, — потрясенно заметила девушка,— а у нас в Техасе мой прадедушка — это уже глубокая древность!

Герцог иронично ухмыльнулся.

— Вообще мне с детства не нравилось мое имя—Мэри. Оно мне казалось слишком напыщенным и строгим. А как ты меня здесь называешь—Маръыцьа,— с трудом выговорила американка,— мне кажется очень милым.

«Мне больше нравится твоя фамилия—Морган!»,— подумал про себя герцог. По выражению его лица легко читалось: щебетание этой девочки его уже начинает раздражать.

ИСПОЛНЕНИЕ ЖЕЛАНИЙ

Герцогу крупно не везло в последние годы. Разорившись, он решился на отчаянный шаг: занял крупную сумму и попытался отыграться в казино. Но не вышло. И оставалось лишь два варианта: пуля в лоб или удачная женитьба. Однако в Европе богатые невесты, желающие повесить на себя огромные долги ради герцогского титула, в очередь не выстраивались. На его счастье, таковая нашлась в Америке. Точнее, в Швейцарии, куда ее отослал учиться заботливый отец. Однажды, копаясь в своем огороде, величиной с Люксембург, папаша Морган вместо желанного колодца получил фонтан жирной черной нефти… Высосав из скважины несколько миллионов «зелени», он решил обзавестись всем, что хоть раз приходило в его крепкую ковбойскую голову или являлось в несбыточных снах. Две вещи он уже осуществил: купил самую дорогую в штате коллекцию украшений, дал дочке образование в Швейцарии, но третья, самая сокровенная мечта,— прибить к своим воротам герцогский или хотя бы графский герб,— казалась невыполнимой… И вдруг дочка пишет отцу о предложении австрийского герцога! Ковбой даже не стал уточнять такие пустяки, как состоятельность вельможи и возможность продолжения любимым чадом учебы в пансионе. Его ответом стало немедленное и безоговорочное благословение! Мэри же, истомившаяся в плену наук, не понимавшая до конца, за что ее — дитя свободных прерий — услали в пансион к чопорным и скучным ровесницам, и никогда не встречавшая на своей исторической родине столь интересных и образованных мужчин, была по-детски влюблена, увлечена, опьянена…

 

ВОЛШЕБНЫЙ БУДАПЕШТ

Карета мерно покачивалась по дороге. Впереди, все ближе и ближе, виднелся Дунай, горящий отраженными в воде разноцветными огоньками.

— Что это?—спросила Мэри.

— Пешт,— ответил герцог.

— Ой! Я знаю пирожное с таким названием!—вспомнила Мэри.— Нам иногда давали его в пансионе — очень вкусное.

— Ничего странного,— поморщился герцог.— Оно и названо по имени этого места. Через полчаса я тебе покажу автора этого пирожного. Я несколько раз нанимал его на свои званые обеды.

Интонация, с которой герцог произнес эти слова, изумила Мэри: к человеку, который своим кулинарным искусством покорил всю Европу, герцог относился как к слуге. Величавая надменность и ленивая небрежность изысканных манер Николя, которые раньше приводили девушку в благоговейный трепет, сейчас впервые настораживали ее и даже… пугали.

Карета переехала сверкающий, как рождественская елка, мост, объединивший Будапешт в один большой город, и, проехав по набережной, остановилась у роскошной гостиницы

ОТЕЛЬ «ГЕЛЛЕРТ»

Устроившись в номере, молодожены спустились перекусить. Николя уточнил, что этот ресторан арендует Карой Гундель — человек, который прославил венгерскую кухню во всем мире. Шимэ заказал телятину по-мадьярски, впервые приготовленную Якошем Ракоци для Брюссельского конкурса поваров и завоевавшую тогда Гран-при, — в исполнении автора, и салат «Геллерт» — фирменное блюдо ресторана. Ничего, даже приблизительно равного по вкусу, Мэри никогда в своей жизни не пробовала. Но каково же было ее удивление, когда появились блины на деревянных тарелках, горящие ровным голубым огнем! Называлось экзотическое блюдо — «блины а ля Гундель». Герцог тут же затушил огонь и сказал, что если выгорит больше рома, чем положено, то лакомство может потерять уникальность вкуса.

И вдруг, как будто с небес полились звуки божественной скрипки. Казалось, что звук спускается сверху, охватывает со всех сторон.  На небольшом возвышении стоял стройный юноша с гривой вьющихся черных волос и играл на скрипке. Казалось, скрипач пребывает в полуобморочном состоянии. Он то ласкал, то истязал свою скрипку. Его взгляд был направлен в бесконечность. Он не замечал ничего и никого вокруг. Но когда Мэри бросила взгляд в его сторону, дрожь пробежала по телу и теплой волной ударила в голову: только ей одной стало понятно, что скрипач, не отрываясь, смотрит на нее и играет только для нее!.. Заметив направление взгляда жены, герцог пояснил:

— Это известный в Пеште скрипач — Риго Янчи. Я не раз заказывал этого цыгана. Он хорош в создании атмосферы для дешевого фуршета, когда жалко денег на симфонический оркестр!..

Мэри почувствовала, как робкое и старательно загоняемое в глубины души разочарование и даже возмущение против мужа нарастает со скоростью урагана. Она стремительно отвернулась, чтобы по выражению ее лица Шимэ не прочел мысли, и увидела, как роскошная и очень привлекательная дама, сидящая за соседним столиком, бросает выразительные взгляды герцогу. Было ясно: они близко знакомы. Девушка почувствовала себя лишней. Вечер был безнадежно испорчен.

 

ТОЛЬКО ДЛЯ НЕЕ…

Герцога все чаще уносило якобы по делам в город на целые сутки. У него восстановились старые связи, увлечения, привычки, азартная зависимость от казино… Мэри в жизни Шимэ играла все более и более докучливую роль. Теперь ей приходилось часто одной гулять по городу и в одиночестве заходить в ресторан выпить чашечку кофе по-турецки…

В кухню ресторана «Геллерт» вошел Риго Янчи:

— Якош, я тебя умоляю… Ты всегда был мне, как отец, и ты такой же маг в кулинарии, как я в музыке! Когда я вижу человека, я уже чувствую, что нужно для него исполнить, чтобы его взяло за душу… Посмотри на то чудесное создание за столиком! Ты сможешь сделать лакомство только для нее и именно для нее?!

Через полчаса Мэри, маленькими глоточками отпивающая турецкий кофе, была поражена звуками удивительной мелодии. Она была уверена, что никогда раньше не слышала этой музыки, но еще более была уверена, что знает ее с детства или слышала в забытом сне. Это было то, что она ждала услышать всю свою жизнь. К столику молча подошел немолодой человек в высоком снежно-белом поварском колпаке и поставил перед нею необычное пирожное. Мэри поблагодарила, попробовала — и вдруг… с ней произошло то же самое. Это был вкус, который она никогда не пробовала, но знала его с детства…

— Постойте!—позвала Мэри неспешно удаляющегося Якоша Ракоци.— Как название этого чуда? Как мне его в следующий раз заказывать?

Шеф-повар на секунду задумался, глубокие серые глаза в лучиках веселых морщинок лукаво блеснули:

— Спросите пирожное «Риго Янчи».

Через несколько дней Мэри Морган и Риго Янчи покинули по-английски отель «Геллерт», оставив герцога Николя Шимэ в состоянии  шока. А шеф-повар ресторана «Геллерт»  вписал в меню ресторана пирожное «Риго Янчи».

 

По материалам статьи А. Савостьянова «Пирожное Риго Янчи»

 

Single Post Navigation

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *